Каким может быть крипторегулирование в России?

Статьи о криптовалюте

В середине сентября глава правительства Михаил Мишустин дал поручение Минфину, Банку России, Росфинмониторингу, ФНС и ФСБ к 19 декабря выработать согласованную позицию по проектам федеральных законов, регулирующих выпуск, организацию выпуска и обращения цифровой валюты на территории России, майнинг и использование цифровых валют в международных расчетах.

Тогда же стало известно, что Банк России и Минфин согласовали позицию по регулированию майнинга криптовалют и готовятся внести законопроект в Госдуму. Также регулятору и ведомству необходимо до 1 декабря представить согласованные предложения по развитию в России рынка цифровых финансовых активов (ЦФА), включая использование децентрализованных технологий.

Минфину при участии ЦБ предстоит актуализировать Стратегию развития финансового рынка России до 2030 года. Документ должен быть доработан с учетом поручений президента и сложившейся геополитической ситуации. Глава Правительства подчеркнул, что в сложившихся условиях использование цифровых финансовых активов будет способствовать бесперебойной оплате за поставки товаров из-за рубежа и на экспорт.

Эксперты рассказали РБК Крипто, каким может быть идеальное регулирование криптовалют в России и что для этого необходимо.

«Регулирование не должно запрещать оборот цифровых валют»

Ведущий аналитик 8848 Invest Виктор Першиков

Идеальное регулирование в России должно учитывать интересы не только государства, но и общества, в частности, бизнеса, который ведет деятельность в сфере цифровых активов, а также населения, для которого ключевым фактором является безопасность и надежность владения криптовалютой и/или инвестированием в нее.

Наиболее разумный путь в вопросах регулирования — это создание единых условий и правил работы для крипто-ориентированных компаний, предоставляющих услуги по обмену и хранению криптовалют. Как минимум, ведущие финансовые институты страны уже сейчас должны получить возможность проводить операции с частными криптовалютами, в том числе по запросу их клиентов — квалифицированных инвесторов. Криптовалюта не должна являться платежным средством в стране наравне с российским рублем, и также не должна характеризоваться как финансовый актив, подпадающий под соответствующее регулирование. Однако криптовалюты должны рассматриваться как активы, которые можно использовать для целей инвестирования и сохранения капитала, и соответствующим образом регулироваться.

Учреждения, работающие в сфере криптовалют в России, должны иметь доступ к внешней ликвидности (криптобиржам и обменникам, как, например, Coinbase в США, которой пользуются институциональные игроки), а также должны иметь возможность предоставлять крипто-ориентированные услуги, включая инвестиционные продукты, при выполнении условий, подпадающих под лицензирование со стороны ЦБ. Проще говоря, российские банки должны иметь возможность предоставлять клиентам продукты, основанные на криптовалютах, либо содержащие их, в качестве финансовых инструментов.

Законодательно нужно определить статус цифровых активов, а также тех, кто имеет возможность хранить и обменивать их; необходимо также интегрировать современные требования в части процедур KYC и AML политик, внедрить инструменты, повышающие прозрачность транзакций.

Граждане должны иметь возможность владеть криптовалютой, инвестировать в нее, а также иметь возможность уплачивать стандартные для страны налоги, в первую очередь налог на прибыль. Также граждане должны иметь возможность использовать криптовалюту, как инструмент платежа, в случае, если третье лицо — лицензированный посредник — выступит гарантом сделки (например покупка недвижимости за криптовалюту, источник которой идентифицирован банком, и в рамках этого банка происходит сделка с цифровым активом).

Компании должны иметь возможность вносить криптовалюту в уставный капитал (прецеденты уже есть), а также ставить криптовалюту на баланс и отчитываться по ней не только в случаях ВЭД, но и в случаях внутрироссийских бизнес-процессов. В частности, майнинговые российские компании должны иметь возможность отчитываться о добытой криптовалюте без необходимости ее продажи.

Главная идея российского регулирования — это зарегулировать деятельность юрлиц, работающих с криптовалютой, и дать возможность гражданам без последствий владеть и инвестировать в цифровые активы. При этом, регулирование не должно запрещать оборот цифровых валют, и их использование в качестве инвестиционных инструментов.

«Для выработки правил необходимы эксперименты»

Директор по маркетингу криптобиржи Garantex Евгения Бурова

Разделим понятие «идеального регулирования» на результат — нормативные акты и судебную практику, и регуляторный процесс — то, как будет вырабатываться консенсус между отраслью и государством.

Крипто-сфера в мире — это очень динамично развивающаяся отрасль. А значит, регулирование везде немного запаздывает, и это нормально. Нормативные акты выпускаются в ответ на оформившийся участок новой экономической и технологической реальности, которая изменяется огромными скачками.

На наш взгляд, хорошее законодательство о крипто-сфере, позволяет многочисленным (немонополизированным) и разнообразным участникам рынка (майнерам, биржам, брокерам, фондам, частным и институциональным инвесторам, участникам внешнеторговой деятельности) легально и предсказуемо вести бизнес под защитой государства. А государству, в свою очередь, получать дополнительный объем налогов, которые не должны «душить» молодую отрасль, а должны стимулировать регионы строить современные центры финтех-инноваций. Разумеется, хорошее законодательство и правоприменение защитят наших сограждан от действий мошенников.

Для новых отраслей экономики хорошо себя показывают инструменты саморегуляции — как Ассоциации или СРО. Участники отрасли уже имеют определенный опыт и максимальную техническую готовность, что позволяет им быстрее реагировать на возникающие вызовы, а также повышает доверие к отрасли со стороны государства, бизнеса, пользователей.

В новой отрасли для выработки правил необходимы эксперименты, в том числе законодательные, и их было бы целесообразно проводить в Особых экономических зонах или аналогах.

И наконец, для поддержания здорового регуляторного процесса необходимо постоянное повышение компетенций всех его участников. Инновации требуют знаний, от базовой терминологии до глубокого понимания процессов. И эти компетенции разумно усиливать, как привлекая больше отраслевых экспертов к законотворческому процессу, так и проводя обучающие модули, конференции и круглые столы.

«Инвесторы должны быть защищены законом»

Управляющий партнер юридической фирмы DRC Саркис Дарбинян

Во-первых, криптовалюта должна быть разрешена, как средство платежа. В этом состоит самый большой парадокс российского подхода. Платежная функция криптовалюты напрочь отрицается Центробанком, хотя именно для этого она изначально и создавалась. У людей должно быть право свободно распоряжаться криптовалютой после прохождения процедуры идентификации, а также свободно ею расплачиваться, как это уже реализовано, например, в Японии или США. При этом, налоговые ставки должны быть низкими, чтобы привлекать инновации в страну.

Во-вторых, держатели криптовалют и иных цифровых активов должны иметь право беспрепятственно вкладывать средства в различного рода токены децентрализованных проектов, будучи предупрежденными о рисках, связанных с хранением и волатильностью рынка. Инвесторы должны быть защищены законом и их право собственности на криптовалюты не должно дискриминироваться.

Также стоит принять методические рекомендации по расследованию преступлений, связанных с использованием криптовалют, и наладить международное сотрудничество в части расследования киберпреступлений в отношении цифровых активов. Тогда правоохранительные органы смогут эффективно защищать права граждан в случае мошенничества, взлома и иных противоправных действий, совершенных против них.

«Регуляторы смягчают риторику в отношении криптовалют»

Преподаватель Moscow Digital School, советник Lidings Дмитрий Кириллов

Идеальное регулирование криптовалют может оказаться неприемлемым для регуляторов. В любом случае самый первый шаг — это признание криптовалюты имуществом абсолютно для всех отраслей законодательства. Сейчас это сделано только для целей антиотмывочного законодательства, законодательства об исполнительном производстве, о банкротстве и о противодействии коррупции. Особенно важно это для гражданского и налогового законодательства, где сейчас в этой части серьезный пробел.

Второй шаг — это систематизация законодательства о цифровой валюте. Сейчас криптовалюте посвящены полторы статьи закона о ЦФА, где содержится определение и масса ограничений на оборот криптовалюты в России. На мой взгляд, необходим пакет норм, регулирующих все аспекты оборота криптовалюты — выпуск, майнинг, обмен. Эти нормы можно включить в виде главы в закон о ЦФА или в виде отдельного закона о цифровой валюте.

Третий шаг — это полноценное регулирование оборота криптовалюты в России. Регуляторы смягчают риторику в отношении криптовалют и рассматривают ее как один из способов трансграничных расчетов в условиях международных санкций. Полагаю, что нужно сохранить последовательность в этом подходе и обеспечить по крайней мере возможность участникам ВЭД беспрепятственно майнить или покупать криптовалюту. С учетом санкций, направленных на запрет российским субъектам иметь кошельки на международных криптобиржах, нужны собственные регулируемые площадки.

Четвертый шаг — это нормальное налогообложение. Не по аналогии с иным имуществом на основании скопившейся за четыре года стопки писем Минфина по этому вопросу, а согласно профильным нормам Налогового кодекса, как это было сделано в июле для ЦФА. И в любом случае никакого НДС.

И в конечном итоге — перестать демонизировать криптовалюту. Это лишь экзотический финансовый инструмент, который уже стал частью как мировой, так и российской экономики, поэтому запрещать его поздно.

«Регулирование по примеру Белоруссии»

Партнер юридической фирмы «Алейников и Партнеры» Дмитрий Матвеев

Для введение идеального регулирования, прежде всего, нужно перестать бороться с явлением криптовалют, эта борьба контрпродуктивна и отнимает ресурсы. Возможно, она во многом обусловлена непониманием сути криптовалют и, в целом, децентрализации.

Криптоэкономика — это коммьюнити, множество субъектов с общими целями. Сейчас существует лучшая технологическая основа для объединения субъектов в такое множество — отсюда все идеи с DAO, децентрализованными «государствами» и так далее. Бороться с криптоэкономикой — это бороться с очень разными людьми, субъектами, которые могли бы стать вашими сторонниками.

Индийская национальная ассоциация программных и сервисных компаний (NASSCOM) утверждает, что внедрение Web3 может добавить в бюджет Индии более $1 трлн, а Высокий суд Сингапура уже признал NFT объектом права собственности.

Идеальное регулирование криптоэкономики позволяет сосуществованию «традиционных» финансов и криптовалют. Регулирование, при котором они не отрицают, а взаимодополняют друг друга.

С моей точки зрения, наиболее ценный опыт — это пример регулирования криптоэкономики в Белоруссии, в которой оно создавалась по принципу «регуляторной песочницы», при этом с пониманием необходимости защиты населения от возможных финансовых потерь и без ущерба для «классических» фиатных денег.

«Регулирование должно соответствовать международным практикам»

Член Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России Роман Янковский

Идеальное регулирование криптовалют должно быть открыто к бизнесу, адекватно существующим рискам, по максимуму соответствовать зарубежным и международным практикам. Например, хорошо бы синхронизироваться с 4 и 5 антиотмывочными директивами ЕС, рекомендациями ФАТФ. Которые, напомню, не требуют тотального запрета криптовалют.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий